Каждый член общества с рождения приучается отождествлять себя со своим телом, и день за днем эта концепция укрепляется в процессе дальнейшего взаимодействия с обществом. В первую очередь под «Я» человеку предписано подразумевать свое физическое тело, и «свое» благополучие он связывает с собственным физическим состоянием... причем даже не с фактическим положением дел, а тем, как он себя чувствует или как он выглядит. Что касается «душевного» состояния — тут работает лозунг «в здоровом теле — здоровый дух».
Попутно, восприятие себя замещается оценочностью — интересует не что он чувствует, а как это ему нравится.
В социальном аспекте его уже больше заботит «как он выглядит», чем «что он есть на самом деле» (тут работает саморефлексия, описанная в разделе, посвященном человеческим существам).
В результате такой ориентации формируется специфический образ мышления, при котором на первое место выносится задача сохранения своего тела в качестве «идентификатора», делающего его отличным от «прочих людей», имеющим свою историю. Это же служит показателем занимаемого места в социуме, определителем социальной роли каждого индивидуума, что приводит к озадаченности своим «единоличием», своей «единственной и неповторимой» личностью, своей социальной ролью.
Такая установка формирует жесткую зависимость от множества производимых обществом «материальных ценностей», и неотделимого от них набора общественных условностей (мода, мировозрение, мораль). Роль физического лица является структурной единицей того социального формирования, на существование в котором человек и программируется.